Schetchiksg.ru

Счетчик СГ
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Кто придумал счетчик гейгера

Ганс Гейгер

немецкий физик, создавший счетчик частиц радиоактивного излучения

  • 30 сентября 1882 139 лет назад
  • 24 сентября 1945 76 лет назад

Ганс Гейгер

Сегодня про изобретение ученого – счетчик частиц радиоактивного излучения (счетчик Гейгера) знает каждый школьник. В настоящее время это самый распространенный детектор ионизирующего излучения – измеритель радиации, который используется во многих областях.

Ганс Гейгер (нем. Hans Geiger, полное имя — Ганс (Ханс) Вильгельм Гейгер) родился 30 сентября 1882 года в Нейштадте (Германия), в семье преподавателя филологии. По окончанию гимназии он поступил в Эрлангенский университет и одновременно посещал лекции по физике в университетах Мюнхена и Тюбингена.

Успешно окончив Эрлангенский университет со степенью доктора наук в 1906 году, Гейгер был направлен работать в Манчестерский университет, где находилась одна из самых престижных и развитых кафедр физики в Европе тех лет. Там он стал ближайшим помощником и коллегой выдающегося физика Э.Резерфорда.

В 1908 году Ганс определил заряд электрона и вместе с Резерфордом изобрел прибор для счета отдельных заряженных частиц – счетчик Гейгера, регистрирующий интенсивность радиоактивного излучения. Позже в 1928 году он усовершенствовал свое изобретение совместно с немецким физиком В.Мюллером (счетчик Гейгера–Мюллера). Разновидность этого счетчика применялась в экспериментах по определению строения атома.

В последующие годы Гейгер провел множество экспериментов по прохождению альфа-частиц через тонкие пленки разных металлов, установив, что некоторое, очень небольшое, количество частиц рассеивается на значительные углы. Результаты этих опытов сыграли решающую роль в открытии Резерфордом атомного ядра и создания им полноценной модели атома.

Также в этот период Гейгер, совместно с английским физиком Д.Нэттолом, сформулировал эмпирическую формулу, связывающую постоянную радиоактивного распада с энергией альфа-частиц (закон Гейгера-Нэттола).

В 1912 году ему предложили возглавить специально построенную для его исследований радиоактивности лабораторию при Физико-техническом институте в Берлине. Вернувшись в Германию и возглавив лабораторию, Гейгер продолжил свои исследования атомной структуры.

Во время Первой мировой войны в 1914 году ученого призвали на службу в главный штаб немецкой артиллерии. В военных действиях он не участвовал, но частые поездки на фронт подорвали его здоровье, и всю жизнь он страдал от ревматизма. В 1918 году Ганс вернулся к работе в свою лабораторию.

В 1925 году его пригласили на должность профессора и директора Физического института Кильского университета. Вместе с В.Боте Гейгер экспериментально доказал справедливость закона сохранения энергии и импульса в элементарном атомном акте в эффекте Комптона. Позже в 1929-1936 годах он работал в университете в Тюбингене, где продолжал заниматься изучением искусственной радиоактивности и ядерного распада, там же впервые в истории наблюдал за потоком космических лучей в камере Вильсона. С 1936 года Гейгер – профессор Технического университета в Берлине.

Но уже в 1938 году здоровье физика сильно ухудшилось. Из-за развившегося ревматизма он практически не выходил из дома. К окончанию Второй мировой войны, когда войска Красной Армии вели бои под Берлином, он с семьей уехал из города в Потсдам.

Немецкий физик-экспериментатор, член Берлинской Академии наук и Академии «Леопольдина» — Ганс Гейгер был награжден медалью Д.Юза. Он был женат на Элизабет Хеффтер, у них было трое сыновей.

Умер Ганс Вильгельм Гейгер 24 сентября 1945 года в Потсдаме.

Узнаем как изготовить счетчик Гейгера своими руками?

В наш век техногенных катастроф необходимо защитить себя от их последствий в виде радиоактивного заражения. А для этого ионизирующее излучение необходимо обнаружить. Поэтому при отсутствии промышленных приборов любой радиолюбитель может попытаться изготовить счетчик Гейгера своими руками.

Что такое счетчик Гейгера?

Для измерения радиоактивного фона учеными и инженерами разработаны приборы — счетчики Гейгера. В качестве датчика альфа-, бета- и гамма-излучений используется герметичная газоразрядная трубка, наполненная смесью инертных газов, названная в честь ученых-изобретателей счетчиком Гейгера — Мюллера. Но профессиональные приборы мало доступны современному обывателю и довольно дороги.

Разработано несколько разновидностей подобных конструкций. Счетчик Гейгера своими руками из неоновой лампы может изготовить даже самый неподготовленный сталкер для выживания в постапокалиптическом мире.

Разновидности конструкций самодельных счетчиков Гейгера

Счетчик Гейгера своими руками разработали и изготовили уже многие конструкторы-любители. Вариантов конструкций много. Известны наиболее распространенные схемы самодельных разработок:

  • Радиометр, с использованием стартера от лампы дневного света или неоновой лампы в качестве датчика бета- и гамма-излучения.
  • Простой самодельный индикатор радиации на базе датчика СТС-5.
  • Простейший дозиметр с датчиком СБМ-20.
  • Малогабаритный радиационный индикатор на базе датчика СБТ-9.
  • Индикатор ионизирующего излучения на базе датчика из полупроводникового прибора — диода.
  • Простейший индикатор радиации с самодельным разрядником, изготовленным из ПЭТ-бутылки и консервной банки.

Преимущества и недостатки конструкций

Конструкции самодельных дозиметров и индикаторов радиации с использованием датчиков СБМ-20, СТС-5, СБТ-9 достаточно просты, имеют высокую чувствительность. Но у них есть очень важный недостаток — это промышленные датчики ионизирующего излучения, которые труднодоступны и дороги для покупки.

Индикатор радиации с датчиком из полупроводникового прибора дешев, но, в связи с нелинейностью характеристик полупроводников, труден в настройке, чувствителен к изменению температуры и напряжению питания.

Прибор с самодельным датчиком из ПЭТ-бутылки предельно прост, но требует схемы с полевым транзистором, который не всегда доступен для самодельщика. Кроме того, полевые транзисторы склонны к пробою в условиях сильной радиации.

Наиболее доступными являются конструкции с датчиками на базе стартера от неисправных ламп дневного света или неоновой лампы. К недостаткам датчика из стартера, как и неоновой лампы, необходимо отнести чувствительность к изменению температуры и напряжения питания, необходимость экранирования датчика от света и электромагнитного излучения. К преимуществам относится простота изготовления и настройки счетчика Гейгера своими руками.

Читайте так же:
Порядок установки домового счетчика

Схема индикатора радиации c неоновой лампой в качестве датчика

Изготовление счетчика Гейгера своими руками следует начинать с изучения принципиальной схемы устройства. В этой схеме в качестве датчика гамма- и бета-излучения используется неоновая лампочка.

Рассмотрим принципиальную схему.

Чтобы выпрямить переменный ток, применен диод D1. Для обеспечения постоянного напряжения 100 В использована стабилизационная схема на основе стабилитрона D2. Параметры резистора R1 находятся в зависимости от питающего напряжения Vac и рассчитываются по формуле

Переменным сопротивлением R2 устанавливается напряжение на неоновой лампочке немного ниже напряжения поджигания. Неоновая лампа в режиме ожидания не должна гореть. При пролете радиоактивных частиц через стеклянную колбу, происходит ионизация инертного газа и вспышка лампы.

В момент вспышки лампы на сопротивлении R3 произойдет падение напряжения, а на неоновой лампе появится напряжение, меньше напряжения удержания. На лампе не будет прохождения тока до момента зажигания ее ионизирующей частицей. В момент краткого протекания тока через лампу в громкоговорителе прозвучит громкий щелчок. После сборки счетчика Гейгера своими руками из неоновой лампы можно приступать к его настройке.

Настройка и калибровка счетчика Гейгера

Разработанная модель постапокалиптического счетчика Гейгера своими руками настраивается просто. Переменным сопротивлением R2 прибор переводится в режим ожидания, на грани срабатывания датчика из неоновой лампы. Далее для эксперимента, к индикатору радиоактивности приближается пыльная тряпка и регулирующим резистором R2 подстраивается чувствительность прибора. Так как в пыли полно радиоактивных изотопов, неоновая лампочка индикатора радиоактивности при правильной настройке должна периодически вспыхивать, головка громкоговорителя должна издавать стрекочущие звуки и щелчки.

Для более точной калибровки прибора необходимо применить доступный источник радиации. Им может быть тумблер от военной радиоаппаратуры с нанесенным на него светящимся радиоактивным люминофором. Калибровка осуществляется с помощью образцового стандартного дозиметра. Частота срабатывания самодельного счетчика Гейгера подстраивается под частоту подсчета уровня радиации промышленного дозиметра. Для калибровки также может применяться стандартный источник радиации, которым, как правило, укомплектован военный дозиметр.

Материалы и инструменты для сборки счетчика Гейгера

При сборке своими руками счетчика Гейгера материалы могут применяться любые, доступные радиолюбителю. Главное, чтобы номиналы радиодеталей соответствовали приведенной схеме. Необходимо правильно подобрать в качестве датчика неоновую лампу, чтобы напряжение зажигания примерно соответствовало 100 В. При этом радиодетали могут быть как импортные, так и отечественные. Параметры деталей необходимо подобрать, используя справочную литературу.

Важно отметить, что в приведенной принципиальной схеме использовано переменное напряжение питания от сети Vac =220 В по бестрансформаторной схеме, а это опасно поражением организма электрическим током. Для предотвращения электрической травмы, следует изготовить корпус прибора из электроизоляционного материала. Для этой цели подойдет плексиглас, гетинакс, стеклотекстолит, полистирол, другие слоистые пластики.

При сборке счетчика Гейгера своими руками инструмент применяется самый разнообразный:

  • Электрический паяльник мощностью 60 Вт необходим для пайки радиодеталей.
  • Ножовка по металлу широко используется для распиливания фольгированного стеклотекстолита, при изготовлении печатной платы. Применяется для раскройки и разрезания пластиковых деталей корпуса.
  • Электродрель применяется для сверления отверстий в печатной плате, сборки корпуса на уголках.
  • Пинцет крайне необходим для работы с мелкими деталями при пайке и монтаже электрической схемы.
  • Бокорезы рекомендуются для обрезки выступающих выводов радиодеталей.
  • Для пуско-наладки прибора совершенно необходим элементарный тестер, с помощью которого потребуется провести замеры напряжения в контрольных точках, а также других электрических параметров.
  • Для автономного электропитания подлинно постапокалиптического счетчика Гейгера желательно подключить аккумуляторную батарею напряжением 4,5-9 В, для чего применить любую простейшую схему преобразователя напряжения до 220 В переменного тока.

При работе с электричеством и радиоактивными материалами следует выполнять требования техники безопасности.

Счетчик Гейгера-Мюллера мог бы спасти «радиевых девушек» в Америке

Несмотря на то, желаем мы того или нет, но термин «радиация» надолго вклинился в наше сознание и бытие, и никому не скрыться от факта ее присутствия. Людям приходится учиться жить с этим в какой-то мере негативным феноменом. Явление радиации может проявлять себя при помощи невидимых и неощутимых излучений, и без специальной аппаратуры выявить его практически нереально.

Из истории изучения радиации

В 1895 году произошло открытие рентгеновских лучей. Уже через год был открыт феномен радиоактивности урана, также связанный с открытием и применением рентгеновских лучей. Исследователям пришлось столкнуться с абсолютно новым, невиданным до той поры природным явлением.

Следует отметить, что с феноменом радиации уже сталкивались за несколько лет до этого, однако явлению не было уделено должного внимания. И это при том, что обжигались рентгеновскими лучами даже знаменитый Никола Тесла, а также рабочий персонал в лаборатории Эдисона. Ухудшение здоровья объясняли всем, чем только могли, но не излучением.

Позднее с началом XX столетия произошло появление статьей о вредоносном воздействии радиации на подопытных животных. Это также прошло без внимания до одного нашумевшего происшествия, в котором пострадали «радиевые девушки» – работницы фабрики, выпускавшей светящиеся часы.

Руководство фабрики рассказало девушкам о безвредности радия, и они принимали смертельные дозы радиации: облизывали кончики кисточек с радиевой краской, ради развлечения красили ногти и даже зубы светящейся субстанцией. Пяти девушкам, которые пострадали от такой работы, удалось подать на фабрику судебный иск. В результате чего был создан прецедент по отношению к правам некоторых рабочих, которые получали профессиональные заболевания и подавали в суд на своих работодателей.

История появления счетчика Гейгера – Мюллера

Немецкий физик Ганс Гейгер, работавший в одной из лабораторий Резерфорда, в 1908 году разработал и предложил принципиальную схему действия счетчика «заряженных частиц». Он представлял собой модификацию уже знакомой тогда ионизационной камеры, которая была представлена в виде электрического конденсатора, наполненного газом с небольшим давлением. Камеру применял еще Пьер Кюри, когда изучал электрические свойства газов. Гейгер придумал ее употребить для выявления ионизирующего излучения именно оттого, что это излучение оказывало непосредственное воздействие на уровень ионизации газов.

Читайте так же:
Счетчик powogaz mz 200

В конце 20-х годов Вальтер Мюллер под руководством Гейгера создал некоторые типы счетчиков радиации, при помощи которых можно было регистрировать самые разнообразные ионизирующие частицы. Работа над созданием счетчиков была весьма необходимой, потому что без них нельзя было исследовать радиоактивные материалы. Гейгеру с Мюллером пришлось целеустремленно поработать над сотворением таких счетчиков, которые были бы чувствительны к любой из выявленных на то время разновидностей излучений типа α, β и γ.

Счетчики Гейгера-Мюллера оказались простыми, надежными, дешевыми, а также практичными датчиками радиации. Это при том, что они не являлись самыми точными инструментами для изучения излучения или некоторых частиц. Зато очень хорошо подходили в качестве приборов для общих измерений насыщенности ионизирующего излучения. В сочетании с другими приборами они и сейчас употребляются физиками-практиками для более точных замеров в процессе экспериментирования.

Что такое ионизирующее излучение?

Для лучшего понимания работы счетчиков Гейгера-Мюллера не мешало бы ознакомиться с ионизирующим излучением как таковым. К нему может относиться все то, что вызывает ионизацию веществ, находящихся в естественном состоянии. Для этого потребуется присутствие какой-то энергии. В частности, ультрафиолетовый свет либо радиоволны не причисляются к ионизирующему излучению. Разграничение может начинаться так называемым «жестким ультрафиолетом», еще именуемым «мягким рентгеном». Такая разновидность потока называется фотонное излучение. Поток фотонов высокой энергии – это гамма-кванты.

В первый раз разделение ионизирующего излучения по трем видам было проделано Эрнстом Резерфордом. Все производилось на исследовательском оборудовании, в котором было задействовано магнитное поле в пустом пространстве. В дальнейшем все это было названо:

  • α – ядрами атомов гелия;
  • β – электронами высокой энергии;
  • γ – гамма-квантами (фотонами).

Позднее произошло открытие нейтронов. Так, выяснилось, что альфа-частицы могут с легкостью задерживаться даже с помощью обыкновенной бумаги, бета-частицы обладают несколько большей проникающей способностью, а гамма-лучи – самой высокой. Самыми опасными считаются нейтроны, особенно на дистанции во много десятков метров в воздушном пространстве. Вследствие их электрической индифферентности, они не вступают во взаимодействие ни с какой электронной оболочкой молекул в веществе.

Однако при попадании в атомные ядра с высоким потенциалом приводят к их неустойчивости и распаду, после чего образуются радиоактивные изотопы. А те, далее в процессе распада, сами образуют всю полноту ионизирующего излучения.

Устройства счетчика Гейгера-Мюллера и принципы работы

Газоразрядные счетчики Гейгера-Мюллера, главным образом, выполняются как герметичные трубки, стеклянные или металлические, из которых выкачан весь воздух. Его заменяют добавленным инертным газом (неоном или аргоном или их смесью) при невысоком давлении, с галогеновым или спиртовыми примесями. По осям трубок натянуты тонкие проволоки, а соосно с ними расположены металлические цилиндры. И трубки и проволоки – это электроды: трубки – катоды, а проволоки – аноды.

К катодам подключаются минусы от источников постоянного напряжения, а к анодам – с использованием большого постоянного сопротивления – плюсы от источников с постоянным напряжением. С электрической точки зрения выходит делитель напряжения. а в середине него уровень напряжения почти такой же, как напряжение на источнике. Как правило, он может доходить до нескольких сот вольт.

В процессе пролета ионизирующих частиц через трубки, атомы в инертном газе, которые уже находятся в электрополе высокой интенсивности, сталкиваются с этими частицами. Та энергия, которая была отдана частицами в процессе столкновения немалая, ее хватит для того, чтобы оторвались электроны от атомов газа. Образовавшиеся электроны вторичного порядка сами в состоянии формировать дальнейшие столкновения, после чего выходит целый электронный и ионный каскад.

При воздействии электрополя происходит ускорение электронов по направлению к анодам, а положительно заряженных ионов газа – к катодам трубок. Вследствие этого зарождается электроток. Поскольку энергию частиц уже израсходовали для столкновений, целиком или отчасти (частицы пролетели через трубку), ионизированные атомы газа стали заканчиваться.

Как только заряженные частицы попали в счетчик Гейгера-Мюллера, путем зарождающегося тока произошло падение сопротивления трубки, одновременно с этим изменяется напряжение в центральной отметке разделителя, о чем было указано ранее. После этого сопротивление в трубке в результате его роста возобновляется, а уровень напряжения снова приходит в прежнее состояние. В результате, получаются отрицательные импульсы напряжения. Произведя отсчет импульсов, можно установить количество частиц, которые пролетели. Самая большая интенсивность электрополя наблюдается рядом с анодом, благодаря его малым размерам, вследствие этого счетчики становятся более чувствительными.

Конструкции счетчиков Гейгера-Мюллера

У всех современных счетчиков Гейгера-Мюллера имеются две основные разновидности: «классическая» и плоская. Классические счетчики выполняются из тонкостенных гофрированных металлических трубок. Гофрированные поверхности счетчиков делают трубки жесткими, они устоят перед внешним атмосферным давлением, и не дадут им мяться под любыми воздействиями. С торцов трубок имеются стеклянные или пластмассовые гермоизоляторы. Там же находятся отводы-колпачки, чтобы подключаться к схеме. Трубки маркированы и покрыты с помощью прочного изолирующего лака с указанием полярности отводов. Вообще это универсальные счетчики для любой разновидности ионизирующего излучения, особенно для бета-гамма-излучений.

Счетчики, которые могут быть чувствительными к мягким β-излучениям, производятся по-иному. Вследствие малых пробегов β-частиц, их делают плоскими. Слюдяные окошки слабо задерживают бета-излучения. Одним таким счетчиком можно назвать датчик БЕТА-2. Во всех остальных счетчиках определение их свойств относят к материалам их изготовления.

Все счетчики, которые регистрируют гамма-излучение, обладают катодами, изготовленными из таких металлов, в которых присутствует большое зарядовое число. Газы чрезвычайно неудовлетворительно ионизируются с помощью гамма-фотонов. Тем не менее, гамма-фотоны могут выбивать множество электронов вторичного происхождения из катодов, если выбирать их надлежащим образом. Большинство счетчиков Гейгера-Мюллера для бета-частиц изготавливаются так, чтобы у них были тонкие окна. Это делается, чтобы улучшить проницаемость частиц, потому что это всего лишь обычные электроны, получившие больше энергии. С веществами у них происходит взаимодействие очень хорошее и быстрое, вследствие этого энергия теряется.

С альфа-частицами дела обстоят куда сквернее. Например, невзирая на довольно-таки порядочную энергию, несколько МэВ, у альфа-частиц происходит весьма сильное взаимодействие с молекулами, движущимися в пути и скоро теряющими энергетический потенциал. Обычные счетчики неплохо реагируют на α-излучения, но исключительно на удалении в несколько сантиметров.

Чтобы произвести объективную оценку уровня ионизирующего излучения дозиметры на счетчиках с общим применением нередко снабжаются двумя последовательно функционирующими счетчиками. Один может быть более чувствительным к α-β-излучениям, а другой к γ-излучению. Порой среди счетчиков помещаются бруски или пластины из сплавов, в которых имеются примеси кадмия. При попадании нейтронов в такие бруски возникает γ-излучение, которое и регистрируется. Это делается для возможного определения нейтронного излучения, а к нему у простых счетчиков Гейгера практически отсутствует чувствительность.

Читайте так же:
Сколько лет действует счетчик

Как на практике применяются счетчики Гейгера

Советской, а сейчас уже и российской промышленностью выпускается множество разновидностей счетчиков Гейгера-Мюллера. Такими приборами главным образом пользуются люди, которые имеют какое-то отношение к объектам ядерной индустрии, к научным или учебным учреждениям, к гражданской обороне, к медицинской диагностике.

После того, как произошла чернобыльская катастрофа, бытовые дозиметры, раньше абсолютно незнакомые населению нашей страны даже по наименованию, начали приобретать поистине всенародную популярность. Начало появляться множество моделей бытового назначения. Во всех них используются собственно счетчики Гейгера-Мюллера в качестве датчиков радиации. Обычно в бытовых дозиметрах устанавливаются одна-две трубки или торцевые счетчики.

Do-Ra: девайс, спасающий жизни

Мы продолжаем цикл публикаций в рамках проекта «Инновации будущего» – о российских изобретателях, инноваторах и предпринимателях, способных изменить развитие России в XXI веке. Нынешний наш герой – резидент «Сколково» и создатель прибора Do-Ra – портативного дозиметра-радиометра, совместимого с обычным смартфоном.

Знаете ли вы, что такое русская «нахлобучка»? Нет, это не строгий выговор от начальства, не народный алкогольный коктейль и даже не модная вязаная шапка. Это настоящий продукт высоких технологий, созданный на стыке микроэлектроники и ядерной физики, – портативный детектор жесткого альфа-, бета- и гамма-излучения, работающий как обычный гаджет к мобильному телефону, который вот-вот должен покорить японский рынок. Почему же он именуется «нахлобучкой»? А все потому, объясняет изобретатель Владимир Елин, что подключение этого устройства к смартфону осуществляется именно сверху, через аудиоджек. Ну, то есть мы этот девайс как бы нахлобучиваем на телефон. А официально в документах он назван просто Do-Ra, то есть «дозиметр-радиометр».

– Как вам пришла идея о встроенном дозиметре в смартфон?

– Был конец марта 2011 года, когда еще никто не знал, чем же закончится авария на АЭС Фукусима-1. Все боялись прихода радиации, а потому только и говорили, что в этом случае делать. И я по просьбе одного информационного портала писал обзор рынка портативных бытовых дозиметров. В ходе работы мне и пришла в голову сумасшедшая идея: а не пора ли оснастить всех людей нашей планеты дозиметрами и радиометрами. Но вовсе не теми мастодонтами «холодной войны», памятными нам по урокам гражданской обороны в школе. Так и родилась идея о смартфоне со встроенным в него дозиметром-радиометром. Ведь, действительно, современный человек не представляет себе жизни без мобильного телефона. Объединив же все смартфоны посредством облачных технологий в единую сеть, мы получим карту радиационной обстановки земли в режиме реального времени!

– С чего вы начали воплощать свою идею в жизнь?

– Первым делом я решил поискать в интернете аналог такого устройства. Однако мне попадались только обычные бытовые дозиметры-радиометры. В то же время меня поразило обилие патентов на гаджеты, совмещенные с мобильным телефоном – казалось бы, там было все: и ключ–мобильный телефон, и автосигнализация–мобильный телефон, и измеритель объемов и размеров жилища–мобильный телефон. Но вот совмещенного с телефоном дозиметра-радиометра не было, и я вдруг понял, что у меня появился шанс сделать что-то особенное.

– Легко ли далось оформление патентной заявки?

– Формула изобретения писалась очень непросто – скорее всего, из-за потери квалификации научного работника, ведь последнюю аналогичную задачу я решал лет 25 назад, еще в пору написания кандидатской диссертации. Я бы сравнил этот процесс с написанием песни, но техническими терминами, когда нельзя ни добавить, ни отнять ни единого слова, иначе утратится смысл и гармония.

Но потом я решил нанять профессионала — патентного поверенного, и дело пошло значительно быстрее. Кстати, патентовед посоветовал мне сделать и международную заявку на изобретение, чтобы закрепить свой приоритет в странах, входящих в единый блок по системе договора о международной патентной кооперации (PCT).

– Владимир Александрович, вы довольно нетипичный изобретатель. Вы не студент, не нищий научный сотрудник. Вы – довольно обеспеченный предприниматель, ваша компания Smart Logistic Group входит в десятку ведущих российских фирм, занимающихся транспортной, складской и таможенной логистикой. Полагаю, вы могли бы поручить заниматься вашим изобретением другим людям, но все-таки предпочли создавать прибор своими руками. Почему?

— Бауманская школа учила нас Мужеству, Воле, Труду, Упорству – это аббревиатура самого МВТУ им. Н.Э. Баумана. Эти качества воспитывались в студентах великолепными преподавателями, начиная с мощного мозгового прессинга на семинарах, лекциях и лабораторных занятиях и заканчивая физической и профессиональной подготовкой в студенческих строительных отрядах. Нас учили быстро думать, мгновенно принимать решения, экспериментировать и самим воплощать в жизнь свои идеи. И эти качества, привитые в МВТУ, меня не раз выручали в обычной жизни и профессиональном бизнесе.

Читайте так же:
Подключение шунта для счетчиков

Когда идея дозиметра-радиометра ДО-РА в целом выкристаллизовалась в некое дизайнерское и схематичное решение, возник новый вопрос. Где можно сконструировать и изготовить компактную модель дозиметра-радиометра, позволяющего удобно и точно измерять фон и дозу радиоактивного излучения? Сокурсники по Бауманке помогли мне сориентироваться в современной действительности и сообщили, что подобные вещи сегодня в России делают в специальных дизайн-центрах. Ты описываешь специалистам суть своего устройства, его технические характеристики, оговариваешь, как оно должно работать. В идеале, дизайн-центр собирает под проект команду из различных отраслей, делает опытную партию устройств, согласовывает их с заказчиком, то есть выступает техническим интегратором создания сложного устройства между изобретателем и группой специалистов. И вот, предвкушая скорое получение патента, я активно занялся поиском спасительного дизайн-центра, научной лаборатории, творческого коллектива или, на худой конец, просто грамотных специалистов для реализации своего устройства. Но каково было мое удивление, затем разочарование, а потом и злость, когда, обзвонив несколько дизайн-центров, меня, мягко говоря, не услышали. Например, в одном дизайн-центре по моему вопросу долго советовались, а в итоге предложили зайти осенью. Параллельно я вел переговоры с другим дизайн-центром и даже смог дозвониться до самого главного там по иерархии человека. Он слушал меня не более одной минуты, а затем, бесцеремонно прервав, разразился тирадой: «Да что у вас там за изобретение, да у меня таких, как Ваше, штук 100, и ни одно не внедрено.» И я понял, что если я хочу добиться реализации своей идеи, то я должен сделать все сам.

– Какой помощи вы ждали от «Сколково»? Денег? Государственных гарантий? Или полезного делового общения?

– Ну, деньги, конечно, нужная вещь, но в данном случае мне было гораздо важнее услышать экспертную оценку профессионалов. Когда я только начал заниматься нашим прибором, я показал все документы одному из своих партнеров. Он внимательно выслушал меня, немного подумал и сказал: «Володя, мне кажется, что ты родился не в той стране». На мой вопрос, где же я должен был бы родиться, он ответил довольно лаконично: «В Америке. Там ты мог бы по достоинству реализовать свой изобретательский талант и заработать денег на своих идеях. Но не у нас, в России… ». Примерно такие же диалоги я вел и с другими собеседниками, все более и более зарождаясь сомнениями по поводу своей затеи, считая изобретательство чудачеством, запоздалым отзвуком своего инженерного прошлого. Но однажды я рассказал о своем изобретении и внутренних сомнениях одному своему другу Сергею Жукову. Он отреагировал мгновенно, посоветовав оформить документы на грант в «Сколково», ведь оценкой реалистичности идеи и ее практического смысла в «Сколково» занимается целая группа профессиональных зарубежных и российских экспертов. «Если экспертам твоя идея придется по душе, будет понятно, нужно ли это изобретение мировому сообществу или нет», – заключил он. И уже через 2 недели я получил положительное заключение десяти российских и иностранных экспертов фонда «Сколково» о возможности выделения гранта. После регистрации компании и получения статуса резидента «Сколково» ОАО «Интерсофт Евразия» – это оператор проекта Do-Ra, я получил грант в размере 1,35 млн рублей.

– На что у стартапов уходят первые деньги?

– Прежде всего, около 300 тыс. рублей в квартал у меня ушло на аренду мини-офиса в центре Москвы под свою команду. Нужна была и небольшая мастерская под лицензию в Московской области c осциллографами, частотомерами, паяльниками и технической библиотекой. Еще 300 тысяч ушло на зарплату сотрудникам и налоги – хотя первые 3 месяца от начала своего стартапа я сам занимался всем: был и директором, и бухгалтером, и юристом, и водителем, а местами и личным помощником самого себя. Управлял из дома по телефону и через интернет нарождающимися бизнес-процессами. Но потом все это мне изрядно надоело – зачем экономить в перспективном бизнесе, лучше построить сразу нормальную компанию! Так я определился с офисом, с конкретными специалистами. Но самое важное, что нужно знать всем стартаперам, это то, что первым делом нужен сайт – лицо компании. Без него любой проект – ничто в современном мире. Даже офис для стартапера не так важен на первом этапе, как сайт. Но, прекрасно зная об этом, мы – можно сказать, бывалые люди – решили все-таки сэкономить на сайте. Что ж, итог был закономерен: сделанный по дешевке сайт пришлось тотально переделывать, что обошлось нам в сумму, сопоставимую с арендой офиса. Наконец, довольно много средств ушло на техническую реализацию проекта: для создания рабочей модели прибора нужны дорогие детали, образцы смартфонов и планшетных компьютеров для испытаний. Кроме того, все программные разработки – от графического начертания букв и цифр, дизайна графиков и счетчиков до коррекции изображений на дисплее смартфона – необходимо создавать только при помощи лицензированного программного обеспечения. Словом, одни сплошные затраты.

– Кто занялся техническим воплощением вашей идеи в жизнь?

— Мне активно помогали специалисты Ядерного центра в Сарове, где ковали нашу «Кузькину мать», то есть советскую водородную бомбу, по меткому выражению Хрущева. В общем, наша команда разработчиков – всего 9 человек – бриллиантовые мозги нации. Каждый из них уже отработал с десяток лет в крупнейших мировых зарубежных корпорациях. Была, конечно, загвоздка: все специалисты, готовые работать над проектом, живут в Ядерном центре, в засекреченной российской глубинке. Там все под контролем, без спецпропуска – ни-ни. Хотя, как ни странно, свобода общения проникла и туда: там устойчивая мобильная связь, исправно работают вездесущий Skape и электронная почта. А что еще надо для эффективного общения?

Читайте так же:
Кто не хочет ставить счетчики

– Чем отличается ваш прибор от стандартного счетчика Гейгера-Мюллера, созданного нашей промышленностью еще в 60-е годы?

— Счетчик Гейгера-Мюллера – это, образно говоря, лампочка или колба с закаченным внутрь композитом из различных инертных газов. Анодом такого счетчика служит вольфрамовая трубочка, через которую и закачивается газ. Катодом счетчика служит специальный металлический патрон, в который эта колба вставляется и фиксируется специальным затвердителем. Мы использовали этот счетчик в наших первых моделях, но потом мы придумали новейшие датчики радиации на основе кремния и нанографена.

– В советских военных дозиметрах для калибровки счетчика использовался специальный кусок радиоактивного вещества, который предлагалось носить вместе с прибором в свинцовом патроне. Как вы предлагаете осуществлять калибровку счетчика?

– Ну, технологии же не стоят на месте, а поэтому калибровку прибора мы планируем осуществлять еще на заводе. Так что в нашем приборе нет ничего радиоактивного.

– Проверялся ли ваш дозиметр в «боевых» условиях – например, на Фукусиме или на Чернобыльской АЭС?

– Ну, до АЭС мы пока не добрались, так как это режимные объекты. В зараженные радиацией зоны тоже пускают далеко не всех. Мы проверяли наш дозиметр-радиометр в Сарове, а также на бортах гражданских самолетов во время полетов в стратосфере. Ну, и в Москве, конечно, где мы пока не зарегистрировали каких-то особо загрязненных мест.

– Что было самым трудным в создании рабочей модели?

– Наш первый прототип был размером с пенал из-под набора авторучек. Он был черного цвета с наклейкой DO-RA.001. Выглядел он, конечно, аляповато, но работал вполне надежно, через аудиоразъем для телефонной гарнитуры. Когда однажды у меня в руках эту штуковину увидел один мой знакомый, он спросил: «Что это за ерунда?!» Когда же он узнал про мои планы производства дозиметров-радиометров для смартфонов, он только начал хохотать: «Если у тебя что получится, я буду только рад, но не показывай эту хреновину никому, пока не найдешь подходящий корпус для своего полезного изобретения». В итоге нам пришлось хорошо поработать над уменьшением устройства в прототипе ДО-РА.005. Существенно снизить размеры прибора нам удалось благодаря использованию компактного счетчика радиации СБМ-21, типа Гейгера-Мюллера: диаметр счетчика всего 6 мм, длина – 15 мм. Кроме того, мы отказались от встроенного источника питания: теперь все энергопотребление идет от батареи смартфона.

– Кто входит в целевую группу будущих покупателей ваших дозиметров?

– Самые обычные люди. Я не пропагандирую радиофобию, но уверен, что людям пришла пора задуматься о радиационной экологии окружающего мира, о том, насколько ответственно нужно относиться к нашей среде обитания. И вскоре, я уверен, проверять подозрительные продукты на уровень радиации станет так же естественно, как и сегодня – мыть руки перед едой. Даже сегодня цены на наш дозиметр вполне доступны для любого потребителя – от 50 до 80 долларов, в зависимости от модели.

– Как ваше изобретение встретили в Японии – стране, которая и натолкнула вас на мысль о производстве миниатюрных дозиметров-радиометров?

– Японцы из компании «Фуджи» даже поверить не могли, что все это изобрели русские. Потом директор этой компании мне сказал: «Володя, японцы хорошо знают Россию как страну космических ракет, ядерных бомб и потрясающего Большого театра! Теперь мы будем вас знать как страну персональных дозиметров».

– Ожидаются ли какие-либо сложности в выходе российской высокотехнологичной продукции на японский рынок?

– Японцам сразу же после переговоров понадобилась тысяча наших дозиметров – просто для того, чтобы изучить изобретение и попробовать его в действии, в том числе в районе Фукусимы. А где их взять в таком количестве? Мы сделали всего десяток прототипов, чтобы отработать свои программы на разных мобильных телефонах и смартфонах. И вот, на следующий день я дал задание секретарю срочно связаться с заводом, производящим счетчики Гейгера-Мюллера. На заводе нам ответили, что готовы выполнить наш заказ после 100% предоплаты за полгода вперед. Объем – 260 штук в месяц. Мой секретарь, не осознав такую «сумасшедшую» производительность труда, переспросила представителя завода: «Наверное, вы имели в виду 260 тыс. штук в месяц?» Ей ответили без эмоций: «Нет, именно 260 штук в месяц, при этом необходимо не меньше двух месяцев на предварительную подготовку». Тем не менее нам удалось выкупить у завода целых 25 датчиков Гейгера-Мюллера по цене среднего бюджетного мобильного телефона! Датчики оказались прекрасными и надежными – вот что значит военная приемка на заводе.

– Bы можете определить, насколько важна инновационная политика и поддержка стартапов со стороны государства? Или талантливый частник все равно пробьет себе дорогу наверх?

– Безусловно, инновационная политика очень важна, ведь изобретателю-одиночке необходимо пройти через столько кругов ада, что без помощи профессионалов он просто не справится. Кроме того, нужно не только создавать, но и защищать свое изобретение в таких странах, как Китай, США или Евросоюз. И рано или поздно перед каждым изобретателем встает дилемма: что же делать дальше, когда «изобретательский локомотив» тормозят существенные затраты на воплощение идеи? Можно, конечно, продать идею-полуфабрикат на низком старте за бесценок. Возможен и другой вариант: взять кредит в банке и, возможно, разориться в случае недооцененных рисков и непредвиденных обстоятельств маркетингового характера. Поэтому возможность получить государственное финансирование на основе грантов от «Сколково» – это уникальный шанс тысячам российских изобретателей реализовать свой проект и разбогатеть на собственных идеях.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию